Смерть от инфаркта что чувствует человек

Смерть от инфаркта что чувствует человек

Врачи назвали четыре основных симптома, свидетельствующих о надвигающейся беде.

Живущие в Крыму украинцы рассказали в ООН о жизни на полуострове

«Этой девушке 18 есть?» — Стройная как тростиночка Пугачева отожгла на танцполе

Евгений Петросян перестал стесняться стильной молодой жены — семейное фото

«Очень странная девица»: кого бросила Лиана Волкова ради сына певицы Валерии?

Астропрогноз для всех знаков зодиака на неделю с 31 августа по 6 сентября

«Сказка наяву»: Валерия исполнила песню для свадебного танца сына и не сдержала слез

Задремавшей россиянке в рот заползла змея. Ее достали медики — видео (18+)

��‍♀ Гороскоп на сегодня, 26 августа, для всех знаков зодиака

«Ты просто сдала, мать!» — Иван Ургант высмеял Ксению Собчак «без всего»

В Роспотребнадзоре обозначили «финальную точку» в снятии ограничений в РФ

Фото, видео: www.globallookpress.com / West Coast Surfer, kati, Jochen Sand, Michaela Begsteiger, Rudolf

Инфаркт миокарда — очень опасное состояние, вызванное гибелью клеток сердечной мышцы в результате внезапного прекращения кровоснабжения. По статистике, в 13% случаев острый инфаркт миокарда заканчивается смертью, поэтому важно знать симптомы заболевания, чтобы вовремя распознать его и получить своевременную медицинскую помощь.

Кардиологи назвали четыре основных симптома, которые могут свидетельствовать о начале инфаркта миокарда. Самый характерный из них — сильная боль за грудной клеткой в области сердца, иногда она может отдавать в левую руку или в нижнюю челюсть. Другим признаком надвигающейся беды являются проблемы с дыханием или удушье. Еще один симптом — головокружение. Иногда при начинающемся инфаркте больной ощущает страх, который может перерастать в панику.

Почему умирают от инфаркта те, кого спасла «скорая» и хирурги сосудистых центров

Ирина Суховей редактор сайта 7ya.ru

От инфаркта миокарда в России умирает 5 тысяч человек в месяц — или 7 человек в час. В год сердечно-сосудистые заболевания уносят почти 1 млн жизней наших соотечественников. Каждый пятый пациент, перенесший инфаркт миокарда, рискует вновь столкнуться с инфарктом или инсультом и даже умереть из-за сердечно-сосудистых осложнений в течение последующих трех лет. Что мешает предотвращать повторные инфаркты? Что зависит от врачей, а что — от самих пациентов?

При инфаркте миокарда сосуд, снабжающий сердце кровью, перекрывается тромбом, из-за чего происходит гибель клеток сердечной мышцы. Если быстро не восстановить кровоток, возникает угроза жизни — происходит нарушение сердечного ритма, острая сердечная недостаточность, возможен летальный исход.

Можно ли снизить смертность от инфаркта? Да, считает Мария Генриховна Глезер, доктор медицинских наук, профессор кафедры профилактической неотложной кардиологии Первого государственного медицинского университета им. Сеченова, главный внештатный кардиолог Московской области, — и приводит цифры. Коэффициент смертности от ишемической болезни сердца (именно ее следствием становится инфаркт миокарда) в Российской Федерации в целом — 72, а в Москве — 36, так как более информировано население и более доступна медицинская помощь. А появление сосудистых центров в Московской области позволило снизить больничную смертность от острого инфаркта на 60%.

Это говорит о том, что инфаркт миокарда поддается лечению, а повторные инфаркты можно предотвращать. Какие же роковые ошибки совершают пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а в чем недорабатывает система здравоохранения?

Не звонят в «скорую», не обращаются к врачу

К сожалению, при симптомах инфаркта миокарда — боль за грудиной, затрудненное дыхание, холодный пот — пациенты не спешат звонить в «скорую помощь», ждут, когда боль «сама рассосется». Очень часто тяжесть за грудиной списывают на отравление, остеохондроз, перемену погоды. В результате 40-50% перенесших инфаркт умирают на дому, так и не обратившись за медицинской помощью.

«При любых симптомах, позволяющих заподозрить развитие острого коронарного синдрома, важно без промедления вызвать „скорую“, чтобы как можно раньше начать оказывать пациенту первую помощь, — говорит Симон Теймуразович Мацкеплишвили, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН, профессор, заместитель директора по научной работе медицинского научно-образовательного центра МГУ им. Ломоносова. — При своевременной доставке пациента в стационар большинство жизнеугрожающих последствий этого состояния можно предотвратить».

Скорая не успевает или не везет пациента в сосудистый центр

Самый современный способ лечения инфаркта миокарда — восстановление нарушенного кровотока с помощью стентирования, но сделать это можно только в первые несколько часов после сосудистой катастрофы и в условиях специализированной больницы, лучше всего — сосудистого центра.

— Врачи, пациенты и те, кто с ними рядом, должны понимать, что в случае инфаркта счет идет буквально на минуты, — поясняет Мария Глезер. — По новым стандартам «скорая» должна приехать на вызов за 20 минут, станции «скорой помощи» расположены так, чтобы это было возможно. И если можно достичь первичного сосудистого центра за 120 минут, они должны везти пациента именно туда.

Пациент выписывается из стационара и меняет назначенное лечение

Если все складывается благополучно, пациент попадает в сосудистый центр, где ему проводят процедуру коронарного вмешательства: ставят стент в поврежденный сосуд и восстанавливают кровоток. После лечения в стационаре пациент получает назначения — и отправляется под наблюдение своей районной поликлиники. Где очень часто ему меняют назначенное лечение.

Иногда это происходит по инициативе пациента.

— Пациенты сегодня не те, что были 20-30 лет назад, — делится наблюдениями Симон Мацкеплишвили. — Они приходят, уже прочитав все о своем диагнозе, заранее знают, какие у них будут осложнения, побочные эффекты от препаратов, которые мы им назначаем, и начинают выбирать: «Я не хочу принимать такой-то препарат, хочу вот этот».

Замена дорогого препарата более дешевым или бесплатным — из ограниченного набора, существующего в поликлинике, — тоже очень частое явление. Иногда к такому решению подталкивает врач поликлиники, иногда — сотрудник аптеки.

— В идеале пациенты должны продолжать лечиться там же, где их начинали лечить, — уверен доктор Мацкеплишвили. — При всех больницах для этого существуют консультативно-диагностические центры, попасть туда можно по полису ОМС. У нас есть все возможности сохранить пациенту жизнь в остром периоде и избежать необходимости повторной госпитализации — но только при преемственности лечения и выполнении наших назначений.

Читайте также:  Можно ли пить холодное при ангине

Пациент выписывается из больницы, чувствует себя здоровым и перестает принимать препараты

Еще 10-15 лет назад перенесенный инфаркт миокарда почти всегда заканчивался потерей трудоспособности и инвалидностью. Сегодня возможности медицины и фармакологии позволяют вернуть человека после инфаркта к полноценной жизни. Но при одном условии — приеме лекарств и соблюдении образа жизни, предписанного врачом. А этого зачастую и не происходит.

— Сейчас так хорошо лечат инфаркт миокарда, что для многих пациентов он протекает незаметно, — сетует Алексей Дмитриевич Эрлих, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории кардиологии Федерального научно-клинического центра физико-химической медицины ФМБА, заведующий отделением реанимации, интенсивной терапии государственной клинической больницы № 29 города Москвы. — Что-то поболело, привезли в больницу, сделали операцию, вставили проволочки в сосуд, через пять дней выписали. Можно идти на работу.

— Важно, чтобы пациенты понимали: инфаркт миокарда — это непрерывно протекающий процесс, — продолжает Алексей Дмитриевич. — Он начался до самого события инфаркта и, к сожалению, продолжается после него.

Инфаркт миокарда связан с двумя процессами, которые происходят в сердце — атеросклерозом и тромбозом. Ростом атеросклеротических бляшек и образованием тромбов на этих бляшках.

Процесс атеросклероза замедляют препараты, известные как статины. Существует множество мифов об их плохой переносимости, однако в современных условиях всегда возможно подобрать препарат этой группы, который подойдет пациенту.

— Есть пациенты, у которых статины неэффективны — из-за определенных генетических нарушений, — объясняет Симон Мацкеплишвили. — Есть пациенты, которым препараты этой группы противопоказаны — например, при циррозе печени. И тех и других вместе не больше 5%, и для них у нас есть свои способы снижения холестерина. Для всех остальных польза от приема статинов значительно превышает возможный вред, который, к сожалению, существует при приеме любых лекарств.

Все пациенты с диагнозом ишемическая болезнь сердца должны принимать статины независимо от уровня холестерина. От того, высокий или низкий холестерин, зависит доза, но никак не факт приема препаратов.

Прием препаратов для предотвращения тромбоза врачи называют двойной антитромбоцитарной терапией. Она предотвращает склеивание тромбоцитов и образование тромбов даже на маленьких повреждениях атеросклеротических бляшек. Эти лекарства также необходимо принимать постоянно как минимум на протяжении года и далее по рекомендации врача, часто пожизненно.

Почему же пациенты часто прекращают прием этих необходимых препаратов, подвергая свою жизнь риску?

— Все дело в том, что лекарства, которые мы назначаем пациентам после инфаркта, действуют незаметно, — поясняет Алексей Эрлих. — Если болит голова, человек принял обезболивающую таблетку — эффект налицо. Или высокое давление: он принимает лекарство — давление нормализуется. А как действует таблетка, влияющая на свертываемость крови? Пациент не видит. Как действует таблетка, уменьшающая холестерин, пациент тоже не чувствует. Но он должен твердо знать, что это обязательная процедура — принимать таблетки, как чистить зубы по утрам.

— При общении с пациентами мне часто помогает такая аналогия, — продолжает Алексей Дмитриевич. — Если пациент спрашивает, можно ли перестать принимать статины, когда показатели холестерина пришли в норму, я говорю примерно следующее.

«Представьте себе, что вы живете в доме. Замечательный дом, прекрасная обстановка. Но в доме прохудилась крыша, и вас начинает заливать дождь. Дождь идет, все портится, вы стоите по колено в воде. Вы вызываете мастера, он ставит на крыше заплатку. В комнате опять сухо, жизнь налазидась. Что вы теперь будете делать? Снимать заплатку?».

Пациент говорит: «Нет. Я что, дурак?»

«Тогда почему прекращаете прием лекарств? Лекарство — заплатка на вашем здоровье. Раз вы добились с помощью лекарств хорошего эффекта, значит, эти лекарства действуют, и нужно продолжать их принимать». Это касается любых лекарств, которые мы назначаем, а часто мы назначаем лекарства на очень долгое время, практически пожизненно.

Если пациенту поставили стент.

. прием лекарств для него — это жизненная необходимость. Установка стента предполагает обязательный прием препаратов двойной антитромбоцитарной терапии.

— Если мы поставили стент, а пациент по каким-то своим соображениям перестал принимать препараты — это стопроцентная гибель больного! — подчеркивает Мария Глезер. — Пациент часто думает: «Мне поставили стент, у меня теперь кровь будет течь как по трубе». Да, кровь будет течь как по трубе. Но труба должна быть открыта. Если она закроется, все закончится очень плохо. А «держат трубу открытой» как раз препараты, разжижающие кровь.

Доктор Глезер убеждена: еще до того, как пациенту будет проведено вмешательство с установкой стента, необходимо сообщить ему о необходимости приема препаратов двойной антитромбоцитарной терапии. Если по каким-то причинам пациент не готов к этому, имеет смысл выбирать другие методы лечения.

Врач не объясняет пациенту важность приема лекарств, не договаривается с ним

— Врач, который ведет пациента после инфаркта, не может ограничиться лишь назначением тех или иных лекарств, — считает Симон Мацкеплишвили. — Необходимо доступно объяснить, для чего даем препараты, разжижающие кровь, снижающие холестерин. Если пациент понял важность приема этих препаратов — он будет их принимать, даже несмотря на свое нормальное самочувствие.

— Вопрос лечения — это не вопрос назначения врачом препаратов и беспрекословного соблюдения пациентом этих рекомендаций, — добавляет Алексей Эрлих. — Это вопрос договоренности — и этого-то как раз многие врачи и пациенты не умеют.

Вот пример. Мы говорим пациенту, что после инфаркта необходимы физические нагрузки и он должен ходить 10 км в день. Он возражает: я могу ходить только 5 км в день. Хорошо, говорим мы, давайте добавим плавание два раза в неделю — как вы к этому относитесь?

Если пациент говорит, что не может пить такое количество таблеток — мы начинаем комбинировать, искать препараты, где в одной таблетке два или даже три, четыре лекарства.

Читайте также:  Когда можно вводить прикорм недоношенному ребенку

В свою очередь задача пациента — найти своего врача, такого, которого он сможет расспросить, если не понял (а не искать ответ в интернете), которому сможет позвонить, если возникнут новые вопросы, которому он будет верить и которого будет слушаться.

Сегодня в российском здравоохранении достигнуто многое для спасения жизни и сохранения здоровья больных с острым коронарным синдромом: увеличилось количество региональных сосудистых центров, растет число коронарных вмешательств при ОКС, внедрены препараты, позволяющие предотвращать образование тромбов. Дело за пациентами и их лечащими врачами, которые пока не успевают за технологиями — не понимают необходимости приема лекарств, пренебрегают мерами профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Воспринимать новую информацию и менять свою картину мира всегда сложно — но в случае с инфарктом миокарда это может стоить жизни.

Информация на сайте имеет справочный характер и не является рекомендацией для самостоятельной постановки диагноза и назначения лечения. По медицинским вопросам обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Как правильно засыпать и можно ли научиться спать меньше

  • Тамара Колос , 4 верасня 2018
  • 30116

Все мы мечтаем выспаться за пару часов или хотя бы сократить время сна вдвое, чтобы больше осталось для жизни (на самом деле — для работы). Узнали у специалиста по сомнологии Татьяны Горбат, можно ли научиться спать меньше, как «отоспаться» впрок и умирают ли во время сонного паралича.

Справка

Татьяна Владимировна Горбат — врач-кардиолог 1 квалификационной категории, кандидат медицинских наук, специалист по сомнологии — диагностике и лечению нарушений сна, респираторной поддержке, СИПАП-терапии.

«За одну бессонную ночь нужно восстанавливать свои биоритмы в течение семи дней»

— Как научиться меньше спать?

— Согласно международным стандартам оптимальное количество сна для взрослого, трудоспособного человека — 6–8 часов. Это связано с тем, что за это время успевает развернуться четыре-пять полуторачасовых цикла сна.

Шесть-восемь часов нам необходимы, чтобы наш организм успел восстановиться, и все психические и физиологические процессы совершили полный цикл. Но, конечно, это «средняя температура по больнице». Например, принято считать, что давление должно быть 120 на 80 мм рт. ст., но некоторые отлично себя чувствуют и с 115 или 125 мм рт. ст. Все сугубо индивидуально.

Если человек чувствует себя после сна уставшим, у него снижаются когнитивные способности, внимание, ухудшается память, значит, ему нужно больше часов для отдыха. Организм сам понимает, сколько ему требуется. Если человек проснулся без будильника и чувствует себя выспавшимся, значит, это его норма, которой нужно придерживаться.

Конечно, нам всем хотелось бы научиться меньше спать. Однако это иллюзия, наш организм не обманешь.

— Можно ли «отоспаться» за всю неделю на выходных?

— Это еще одно наше желание, которое, к сожалению, пока невыполнимо. За одну бессонную ночь нужно восстанавливать свои биоритмы в течение семи дней. Конечно, если человек готов на это истязание, а его адаптационные ресурсы в норме, какое-то время он способен продержаться. Но рано или поздно наступит декомпенсация, организм даст сбой. Когда человек умышленно не спит всю ночь, например, посещая ночные клубы, а назавтра спит до обеда и вечером не может уснуть вовремя — он попадет в социальный джетлаг.

Если бы человек мог спать впрок, так поступали бы все. Но — увы. Может, в мире есть уникумы, у которых организм работает по-другому в плане восстановительных процессов, но поверьте, это точно не распространено на большую популяцию людей.

— Всегда ли полезно спать или порой лучше бодрствовать?

— Необходимость спать генетически детерминирована из поколения в поколения, так же, как есть и дышать, и потому бессонница нанесет вред нашему телу.

Если проводить аналогию с голоданием, то в традиционной медицине голодовка полезна только в рамках лечения определенных заболеваний, но никак не в целях «очищения». Это парамедицина — если человек в это верит, и ему помогает, то пожалуйста. Но я как врач не могу рекомендовать подобные вещи. Нет, не спать — это не полезно.

— Полифазный сон лучше обычного?

— Полифазный сон предполагает, что сон человека разбивается на несколько периодов в течение суток. Данные из архивов свидетельствуют, что до изобретения электричества люди спали дважды за ночь, просыпаясь на час или два — это было детерминировано световым днем. Однако нельзя утверждать, что наши предки были более здоровыми, чем мы, ведь их никто не исследовал до и после, не наблюдал по научным методикам. Превосходство полифазного сна, скорее, что-то из разряда легенд и мифов.

Прерывать сон бодрствованием не очень полезно, так как фазы сна не успеют завершиться. Это приведет к нарушениям памяти, снижению внимания, нарушению множества биохимических процессов, в том числе выработки некоторых гормонов. В конце концов, биоритмы никто не отменял.

Я не могу сказать, что спать в несколько приемов — полезно. Если человек желает провести на себе подобный эксперимент, он должен самостоятельно нести за это ответственность.

— Как правильно засыпать?

— С момента, как человек лег в кровать, и до момента засыпания рекомендовано не более 30 минут. Более продолжительный период может выступать маркером трудностей с засыпанием — симптомом бессонницы. Если человек засыпает мгновенно, он или очень устал, или его организм просто так привык. Конечно, если он засыпает на ходу, не успев лечь в кровать, то это может служить признаком патологии.

Если человек вертится и не может заснуть, скорее всего, у него повышенная тревожность, и здесь следует обратиться к психотерапевту. Но гигиену сна никто не отменял: эти правила следует прививать в детстве наряду с привычкой чистить зубы. Мы все знаем, что перед сном следует проветривать комнату, чтобы в помещении было от 16 до 21 градуса, отказаться от гаджетов, убрать лишние источники света (монитор и телевизор в том числе), не есть тяжелую пищу за два часа до сна, отказаться от просмотра психотравмирующих фильмов или литературы. Но, к сожалению, мы не всегда соблюдаем эти правила, что показывает наше отношение к здоровью.

Читайте также:  Что такое бадяга и для чего она

— Нам действительно нужны специальные подушки и матрасы для сна или это уловка маркетологов?

— На самом деле то, что делают маркетологи, не лишено смысла: место для сна должно быть максимально комфортным и правильным. Да, если человек молод, здоров и полон сил, то он может спать и в гамаке. Но наша опорно-двигательная система за это «спасибо» не скажет. Для позвоночника лучше спать на жесткой поверхности. Для этого нужен матрас с оптимальным уровнем жесткости — мы ведь не можем лечь, как животные, на полу, а все равно отправимся в постель.

Высокие подушки вредны для нашей шеи, так как они делают нефизиологический изгиб позвоночника. Оптимально, чтобы голова находилась чуть на возвышении, но точно не изгибалась под прямым углом. К этому нужно относиться внимательно, но без фанатизма. Да, в Средние века люди спали иначе, но тогда все было по-другому: и продолжительность жизни, и климат, и атмосфера. Мы не можем вернуться в прошлое и не должны руководствоваться правилами жизни пятисотлетней давности.

Отмечу, что здесь опять-таки все индивидуально: выбор подушки — как выбор обуви. Если человеку комфортно, он не чувствует усталости и болей на утро, то пусть спит как хочет.

«Ты ешь во сне и не помнишь об этом»

— Можно ли умереть от сонного паралича?

— Сонный паралич пока не совсем определенное для нас состояние: то ли это вариант нормы, то ли патология. Конечно, если сонный паралич декомпенсирован, затягивается, то необходим осмотр невролога и эпилептолога в том числе. Если это кратковременное эпизодическое явление, то к нему нужно относиться как к парасомнии — такому же расширению нормы как ночные кошмары или сомнамбулизм.

Во время сонного паралича нельзя умереть. Причины смерти во сне — это либо декомпенсация сердечно-сосудистых проблем: инфаркт и нарушения ритма, приводящие к остановке сердца, либо инсульт. Задохнуться во сне тоже невозможно. Так называемся «легкая смерть во сне», скорее всего, спровоцирована осложнениями от инсульта-инфаркта.

Даже пациенты с синдромом апноэ, у которых фиксируются остановки дыхания, умирают не от того, что забывают дышать, а от сопутствующей сердечно-сосудистой патологии. То есть, храпа можно бояться только из-за того, что он может спровоцировать остановки дыхания, которые усугубят имеющиеся сердечно-сосудистые заболевания.

Организм — саморегулируемая, достаточно хорошо отстроенная система. Если уровень кислорода в крови упадет, человек проснется. Мы не говорим здесь о генетических проблемах, например, «синдроме Ундины», когда младенец просто перестает дышать. Мы сейчас говорим о взрослых, и нам бояться таких состояний точно не стоит. Тело нас спасет.

— С какими наиболее интересными нарушениями сна вы сталкивались?

— В моей практике встречались люди и с бессонницей, и с избыточной сонливостью. Но как по мне, самое загадочное — это расстройства пищевого поведения, когда ты ешь во сне и не помнишь об этом. Просто просыпаешься с едой в постели. Это тоже парасомния. Бывали случаи, когда люди в сомнамбулизме могли уехать в другой город. Но здесь, скорее, психиатрическая патология.

В большинстве случаев к нам обращаются с вопросами, как избавиться от храпа, так же, как и в других странах. Но, конечно, в мире есть множество удивительных случаев. Например, в Южной Америке живет племя Пираха, которые не используют в своем языке понятие времени и спят не более 20 минут. Они боятся, что пропадут, если заснут надолго, так как потеряют связь со временем и проснутся новым человеком. Это особые люди, которые обрели аутентичную «странность» — они короткоспящие, но при этом чувствуют себя прекрасно и живут в среднем 50 лет.

«Незрячим людям тоже снятся сны»

— Незрячие люди могут видеть сны?

Незрячим людям тоже снятся сны, но в несколько другом виде — у них это форма, ощущения.

Сновидения — это, как правило, отображения наших скрытых неосознанных желаний. Но так как в бессознательном нет ни логики, ни времени, ни связи, образы представлены хаотично. Чтобы защитить нашу психику, мозг использует послания иносказательного характера.

Как возникли сонники? Люди просто заметили, что определенные образы во сне могут обозначать то или иное подспудное желание или страх. Но толкования снов не лишены смысла — они лишь доказывают нашу универсальность, которую описал еще Юнг. Разумеется, каждый случай индивидуален, но интерес людей к трактованию сновидений свидетельствует и об общности многих психических процессов.

Чтобы лучше понять этот механизм, вы можете прочесть «Толкования сновидения» Зигмунда Фрейда. Я считаю, это одна из лучших работ в данной области. Но интерпретация не должна трактоваться в обывательском ключе: только так и никак иначе. Нужно подумать, что за этим стоит, к чему мы отсылаем человека подобной интерпретацией, ведь в психике нет ничего нет буквального.

Справка

Наиболее популярные сюжеты во снах можно трактовать как с позиции сонников, так и с точки зрения психологии. Например, полеты во сне Фрейд связывал с половым актом. Дом может символизировать матку, выпадающие зубы — страх перед кастрацией в наказание за онанизм, а злая собака — страх перед деторождением. Кстати, «сны-матрешки», когда вы просыпаетесь во сне и так много раз подряд, свидетельствуют о хроническом стрессе.

— Какие фильмы про сны кажутся вам наиболее достоверными?

— Я не смотрела «Кошмар на улице Вязов», из подобных фильмов видела только «Клетку» Тарсема Сингха и «Начало» Кристофера Нолана, и «Начало» мне ближе. Я часто привожу это художественное произведение в пример, когда говорю про осознанные сновидения —когда человек осознает, что он во сне, но может управлять его содержанием. Да, художественный фильм — это разноплановое произведение. Но как иллюстрация «сна во сне» «Начало» наиболее точен.

Ссылка на основную публикацию
Слс синдром при беременности
С уважением, Александр Юрьевич. Мобильный телефон: +38 (066) 194-83-81 +38 (096) 909-87-96 +38 (093) 364-12-75 Viber, WhatsApp и Telegram: +380661948381...
Следы белка в моче у беременных
Почему так важно проводить анализ Исследование мочи при беременности должно проводиться каждый месяц даже при нормальном самочувствии пациентки. Это связано...
Слез верхний слой ногтя
Если ноготь отходит от ногтевого ложа на ноге или руке, в медицине это явление называется “онихолизис”. Это одна из самых...
Служебный роман на работе с женатым мужчиной
Роман на работе – привлекательная возможность ощутить щекочущую душу и нервы страсть. В таких отношениях есть и преимущества и недостатки....
Adblock detector